Восточный стиль

Еще в XIX веке европейцы заметили, что восточные элементы гармонично вписываются в любой стиль, придают пространству особый шарм, могут обновить и даже сделать его комфортным. Хотя Такой интерьер давно перестал быть экзотикой, мода на него не проходит. Волшебная восточная мебель сравнима с машиной времени — она способна переместить нас в другой мир и дать возможность в полной мере ощутить связь культур.
Огромное влияние на формирование японских эстетических вкусов, а потом и западных, оказал буддизм, особенно, секта дзен. Он охватил практически все аспекты культурной жизни Японии – от поэзии и живописи, до архитектуры, садов и интерьеров. Ему японцы обязаны ещё одним термином в эстетике – “югэн”, что означает мастерство намека и недосказанности, прелесть ускользающего, красота сокровенного.
Для постижения смысла жизни очень важно созерцание природы и отдельных предметов, чтобы среди кажущегося постоянства вещей уловить их сиюминутность. Изменчивость – суть природы и в целом мира. Ничто не может быть постоянным, завершённым. Нужно избегать завершённости и в искусстве. Точно так же нужно избегать и столь привычной нам симметрии. Симметрия подразумевает парность, что противоречит национальным эстетическим взглядам, которые отражаются в принципе: “Не два”, “Без пары”, “Нет равной”, “Единственная”.
Красота традиционного японского дома заключается в игре теней и предельной простоте обстановки. Реальность комнаты осуществляется её пустым пространством, сущность сосуда – в его пустоте, которую можно заполнить. Только в пустоте возможно движение, пустота всемогуща, так как потенциально содержит в себе всё.
Гармоничность конструкции, утонченное своеобразие линий, легкость и камерность в полной мере отражают присущую японцам идею слияния с природой. Благоговение японца перед красотой природы – самозабвенно. Любование ею – национальная традиция. Архитектура как продолжение природы – это очень по-японски.
“Ваби” – сельская простота, поэтизация бедности, противопоставление роскоши. Это понятие определяет то, что мы бы назвали элегантностью: отсутствие излишней вычурности, броскости, нарочитости. “Ваби” предполагает и “печальную прелесть обыденного” – “моно-ноаварэ”, то медитативное состояние, в которое впадает житель страны Восходящего Солнца, любуясь чашкой или лопаточкой для накладывания риса. “Саби” – это попытка поиска скрытой красоты, патина времени.
С течением времени “ваби” и “саби” объединились в одно понятие “ваби-саби”. Очень важно почувствовать смысл этих терминов, поскольку они выражают понимание японцами эстетики. В них и безыскусность вещи, и её подлинность, и красота материала, из которого она сделана, и функциональность.
В японской культуре понятие о красоте неотъемлемо от функциональности. Поэтому сдержанные “японские” интерьеры очень комфортны. Предельный лаконизм предметов – прямые, четкие линии и отсутствие лишних деталей – делает их удобными в обращении. Традиция не загромождать комнаты лишней мебелью позволяет сохранять максимум пространства. Ведь встроенными шкафами и всевозможными “нишами” для хранения мелочей мы тоже обязаны восточным традициям. В стенах японского дома, как в чемодане с двойным дном, всегда находились внутренние шкафы, внешне декоративно замаскированные. Такой дом подчас был конструктивнее и целесообразнее, чем его железобетонные европейские собратья. Освободив пространство от всего лишнего, легче отрешиться от повседневности, и, даже не занимаясь медитацией, отдохнуть и расслабиться.
Отрешённости и легкости способствуют и традиционные для японского интерьера цвета – естественные и ненавязчивые. Бежевые, молочно-белые, песочные и жемчужно-серые тона стен и пола создают легкую мерцающую атмосферу.
Связь с природой усиливается и за счет применения темных пород дерева для элементов декора и мебели. Сочетание бежевых стен с деталями, выполненными из темно-коричневого дерева “венге”, вызывает наиболее стойкие ассоциации с японским интерьером. Сочетание золотистых оттенков мебели, матовых серых стен и пола цвета высохших трав даёт поразительное ощущение близости к природе, как будто Вы оказались в осеннем саду, не покидая стен комнаты.
Используя в интерьере дерево, мастера оставляли стволы деревьев почти необработанными, так как красота заключалась в первородной фактуре дерева. Дерево никогда не красилось, а лишь покрывалось тонким слоем лака, что позволяло ему со временем темнеть и приобретать неповторимый рисунок, который благотворно действовал на зрителя. В современных интерьерах это стремление к сохранению естественности выразилось в разнообразных “натуральных” фактурах поверхностей, преимущественно матовых, потому что блики могут нарушить гармонию мягкого освещения.
Освещение имеет большое значение для стилистической завершённости композиции на японскую тему. Традиционно японские дома освещаются по принципу луны, а не солнца. Приглушённое освещение подчеркивает мягкие текстуры и натуральные цвета предметов, создаёт игру света и тени, вызывая ощущение изменчивости, близкое японскому мировосприятию.
Для того, чтобы прижиться в европейском доме, традиционным японским приемам дизайна пришлось пройти определенную адаптацию. Первыми к ним всерьёз обратились и попытались использовать в своём творчестве европейские и американские архитекторы в начале XX века. Вслед за ним, последующие поколения архитекторов и дизайнеров интерьера взяли из японских традиций всё самое лучшее, создав некий “симбиоз”, когда древняя восточная культура обретает новое дыхание в европейских материалах. В результате, современные интерьеры в “японском стиле” или “стиле дзен” не являются прямыми цитатами. Скорее это “отзвуки” и намёки, рождающие богатые ассоциации.
Японская культура дала жизнь новому стилю в дизайне – “минимализму”.

Возврат к списку